ru lv
Все, что нужно знать о трансплантации волос

Все, что нужно знать о трансплантации волос

Сегодня волосы уже научились успешно трансплантировать, причем для пересадки нужны свои, родные волоски. О том, как происходит трансплантация и что такое "пересадка отчаяния", в интервью ЛР 4 рассказал руководитель проекта трансплантации волос, консультант клиентов  Вадим Десятский. 

У нас на голове в среднем от 150 до 200 тысяч волос, и при разных степенях облысения - от первой до шестой - требуется от одной до 5-7 тысяч волос для хорошего эстетического эффекта. Если в донорской зоне не будет хватать этих волос, процедура невозможна. Но есть еще один момент - мы делаем, как я это называю, процедуру "пересадки отчаяния", когда невозможно взять волосы в донорской зоне, на затылке. Тогда мы пытаемся брать их с других частей тела. Это грудь, ноги, руки. С этих областей можно взять донорскую луковицу и пересадить ее в проблемную зону.

Люди после химиотерапии могут воспользоваться этой процедурой?

К сожалению, нет. Мы рекомендуем подождать какое-то время, как правило, эти волосы восстанавливаются самостоятельно, но, если нет, то тогда уже невозможно сделать пересадку, так как при химиотерапии волосы выпадают по всей области головы, то есть их неоткуда пересаживать.

Вы уже немного начали рассказывать, что это за процедура. Вот чисто технически - как это происходит?

Процедура происходит в три этапа: первый этап – это обезболивание и извлечение донорских луковиц волоса. Хочу отметить, что процедура совершенно безболезненная.

Второй этап – это подготовка проблемной зоны, куда идет посадка, то есть мы подготавливаем микронадрезик – лунку для посадки луковицы.

И, соответственно, третий этап – это непосредственно сама посадка подготовленных и извлеченных луковиц.

И как происходит забор луковиц?

Забор мы делаем микроинструментом. У нас в клинике мы делаем это мануальным, то есть ручным методом, который способствует щадящему извлечению донорских луковиц.

Я правильно понимаю - аккуратно вырываются волосы с одной части…

Специальным микроинструментом. Этот инструмент проводится вдоль волосяного шафта до основания или, проще говоря, до начала роста луковиц, вдоль самого волоска, волосок как бы подрезается, потом он аккуратненько пинцетиком подхватывается и вытягивается в специальную чашку с физрастворами, льдом. Все происходит по тем же принципам, что и при трансплантации, то есть подготовленные луковицы хранятся на льду до того, как они пойдут в проблемную зону. Мы стараемся сократить их пребывание во внешней среде, то есть это час-два, после этого они трансплантируются на проблемную зону.  

Если говорить совсем простыми словами, то волосы из одной части головы вырываются и в другую часть пересаживаются, правильно?

Совершенно верно!

Графт - это соединение луковиц. У нас есть от одного до четырех соединений луковиц. Если говорить простым языком опять же, то это как кустик. При посадке, допустим, одной тысячи графтов на голове вырастает в среднем от двух до трех тысяч волос. Это и компенсирует тот волосяной покров, который необходим нам для эстетики, для внешнего вида. В среднем процедуры проходят от тысячи до трех тысяч графтов.

Я думаю, у всех людей есть представление о том, как происходит посадка вообще, я имею в виду - растений, но кожа головы - это все же далеко не земля, которую можно прикопать, трамбовать, чтобы там закрепился маленький саженец. Интересно, как происходит приживление - если вы лунку вырезали, то каким образом она затягивается, зарастает?

Ну смотрите - на волосистой части головы у нас находится большое количество кровеносных сосудов, это во-первых, а во-вторых, микронадрезы идут - это не большой обширный шов, в который будет садиться графт, а микронадрез, который проводится с шестикратным оптическим увеличением.

То есть получается, что сразу затягивается практически всё?

Да, мы даем пациенту три-четыре дня на первое мытье головы, через неделю можно уже стричься, это тот период, когда затягивается вся кожа, все лунки, и, в принципе, волосы уже никуда не могут выпасть.

Вы уже упоминали, что эта процедура совершенно безболезненна, но наверняка какая-то анестезия проводится?

Анестезия как у стоматолога, то есть мы сохраняем тактильные ощущения, чувствуем, что кто-то к нам прикасается, что-то делает, слышим звуки, соответственно, человек находится полностью в сознании, не отключается, но болевых ощущений нет. Во время процедуры пациент может смотреть телевизор, слушать радио, разговаривать по телефону, на это нет никаких ограничений. То есть человек адекватно не отключается от внешнего мира и может во время процедуры работать, если это можно делать удаленно.

Как я понимаю, восстановительный период проходит очень быстро, раз уже через неделю можно идти стричь волосы, то есть они идут в рост уже практически сразу?

Да, волос продолжает сразу расти, единственное, о чем мы сразу предупреждаем своих пациентов, - что в течение месяца волос будет отрастать, будет формироваться ежик от самих волос, но через месяц какая-то часть волос, процентов 60, может выпасть. Выпадает волосяной шафт и остается луковица внутри, это нужно для того, чтобы луковица прикрепилась к сосудам, к мышцам, которые ее питают, и на второй-третий месяц -  это индивидуально - начинается полноценный рост волос. Тут мы должны понимать, что все, что связано с волосами- это долго, любое лечение и процедуры. На четвертый месяц вырастает порядка 20-30% пересаженных волос, и, если еще есть свои волосы в этих зонах, то эффект пересадки будет заметен. А вот в течение шести-семи месяцев вырастает уже 50-60% пересаженных волос. Последующий рост идет, увеличиваясь каждый месяц на 10%.

Мы даем окончательный результат пересадки волос через 12-15 месяцев, когда вырастает уже 100% объем волос, которые были пересажены пациенту.

Зачастую одной пересадки достаточно, чтобы откорректировать проблемную зону, убрать залысины, лысину. Опять же все зависит от структуры волос - если волос темный и толстый, то его изначально нужно по объему меньше, и уже через полгода будет заметный результат.

Наши пациенты хвастаются, что через полгода их начинают спрашивать о том, что у них изменилось, то есть люди не всегда замечают эти перемены, и пересадку практически тоже не видно. Наши пациенты рассказывали, что иногда даже приходилось менять фотографию в паспорте. У нас был 60-летний пациент, и ему было произведено пересаживание волос в довольно большом объеме, то есть человек был полностью лысый, и через какое-то время его на таможне попросили поменять паспорт, так как он стал неузнаваемым. Через пару лет человек оброс волосами, изменился, помолодел.

Это такой курьезный случай, но показательный, доказывающий то, что процедура работает.

Зачастую люди после процедуры пересадки волос покупают себе расчески.

Люди, которые до пересадки не пользовались расческами пять, шесть, десять лет, после пересадки начинают носить расческу чуть ли не в нагрудном кармане.

Мы делаем еще пересадку волос на шрамы, после ожогов, каких-либо операций. Есть процедура, которая позволяет косметически закрыть все эти дефекты. На шрамах, на тех областях, где не растут волосы, но где когда-то они были, они приживаются. Единственное  - эта процедура проводится таким образом, чтобы в первый раз посадить какое-то небольшое количество волос, чтобы почувствовать кровоснабжение этого шрама. То есть приживутся они или нет.

Мы не делаем сразу весь объем на шрам для того, чтобы заработать деньги, отпустить пациента, а у него там не приживется ничего. То есть до ста штук можно посадить, и, если через четыре месяца пациент приходит и видно, что волосы уже пробиваются, значит, все хорошо, и мы делаем процедуру в полном объеме и улучшаем человеку жизнь.

У нас были пациенты, у которых 60% волосистой части головы было обожжено горячей водой, давние последствия какие-то.

В принципе, эти шрамы как раз и отличаются тем, что кожа деформируется и ничего, казалось бы, не может там больше вырасти. А получается, что может вырасти, или требуется пересадка этой кожи?

Нет, пересадка кожи не требуется, делается пересадка волос, когда там уже все восстановилось и зажило. Это рубцово-соединительная ткань позволяет, дает возможность посадить туда волос. Единственное, что нам требуется – это хорошее кровоснабжение шрама. Если он сухой, то там невозможно ничего посадить, а если он будет питаться кровью, то вероятность того, что там вырастут волосы, повышается до 100%.

То есть, образно говоря, даже шрам может быть хорошей почвой для фолликул?

Совершенно верно! В принципе, можно пересадить волос с любой точки в любую точку организма, единственный нюанс в том, что приживаются только свои волосы. Донорские волосы другого человека пересадить невозможно. Проводили даже эксперимент и пробовали пересадить волосы у однояйцевых близнецов, но ничего не вышло.

В будущем возможен вариант открытия у волос групп, как у крови, но это исключительно мои догадки.

А в каких ситуациях даже свои волосы не приживаются?

Есть заболевание, при котором противопоказана пересадка – это алопеция ареата, единственный случай, так как заболевание хроническое, протекает с рецидивами, и через какое-то время там восстанавливается волосяной покров.

Большинство людей, которые к вам обращаются, – это мужчины?

Да, большинство – мужчины, но и женщины тоже приходят, так как мы занимаемся пересадкой бровей, а густые и широкие брови сейчас в тренде, поэтому эта услуга тоже пользуется большим спросом.

Еще мы занимаемся пересадкой бровей, бороды и усов. Мужчины, которые не имеют густой бороды на данный момент, могут исправить этот дефект.

В каком возрасте лучше делать эту операцию?

Возрастных ограничений нет, единственное, мы не рекомендуем это делать в очень раннем возрасте – 20-25-летним мужчинам, потому что в раннем возрасте еще не известна граница выпадения волос, то есть волосы могут продолжать выпадать дальше до 35-40 лет и, если пересадить, допустим, в раннем возрасте переднюю зону, то через какое-то время облысение будет прогрессировать и останется только пересаженный волос. Пересаженный волос уже никогда не выпадет, но, если процесс облысения запущен, то волосы, которые не пересаживались, будут сыпаться, и останутся только пересаженные волосы, что выглядит не очень естественно и не очень красиво.

Для пожилых людей ограничений нет, единственное, мы склонны не делать процедуру пациентам с сахарным диабетом, так как заживляемость микронадрезов замедляется. Это категория, которая входит в зону риска, скажем так.

Самым молодым пациентом у нас был мальчик 14 лет, у него шрам на голове закрывали. А самым возрастным был дедушка 77 лет, который захотел себе густую шевелюру и добился желаемого результата, теперь у него седая, белая даже, можно сказать, шапка волос.